Ну вот, съехали на Вагнера... А вопрос-то на самом деле куда шире: может ли вообще музыка быть антисемитской или, скажем, антиукраинской? Независимо от воззрений ее автора? Идем дальше. Может ли песня о любви превратиться в идеологическую диверсию, если ее исполняет «персона нон грата»? Может ли, наконец, гол в ворота соперника быть нежеланным, если его забил человек с сомнительной, по мнению некоторых, биографией (или, о ужас, мыслями)? Кто страшнее для национальной сборной – не патриот (опять-таки в достаточно специфическом понимании этого термина) или же талант, но бухарь, тунеядец и разгильдяй (надеюсь, здесь не может быть никаких расхождений)? Или так: кто полезнее, кто предпочтительнее - гений с сомнительными политическими взглядами или посредственность с безукоризненным поведением и речами?

Сама постановка таких вопросов настолько пахнет Советским Союзом... Аналогий с не столь давним прошлым уже столько, что случайных совпадений быть никак не может. Back in the USSR, сограждане!

На самом деле, никто вам четкого и внятного ответа не даст - даже если отчаянно расстарается. Все эти границы между трусостью и компромиссом, конформизмом и коллаборационизмом, пятой колонной и элементарными сомнениями, «рыба ищет где лучше» и «убейте, но за гадов и с гадами играть не буду», надеюсь, вскорости найдут отражение в эпохальном материале «Футбола». Дядя Боба приступил наконец-то к долгожданному лично для меня материалу об Эрнсте Виллимовски. Говорит, вступление уже почти готово, во всяком случае, продумано. Очень, знаете ли, показательная, а главное невероятно интересная и совершенно забытая биография!